Кататония в рамках расстройств аутистического спектра: современные представления

Контактная информация:

Устинова Наталия Вячеславовна — доктор медицинских наук, заведующая лабораторией социальной педиатрии и качества жизни, Адрес: 119991, г. Москва, Ломоносовский пр-т, д. 2, стр. 1, Тел.: +7-915-033-85-09, E-mail: Ust-doctor@mail. ru

В статье обозначены современные представления о кататонии в рамках расстройств аутистического спектра.

Материал и методы. Проанализированы 43 зарубежных научных источника по указанной проблеме (с 2000 по 2018 гг.).

Результаты. Показано, что в последние годы кататония концептуализируется как отдельный диагностический кла­стер, что находит отражение в современных диагностических классификациях. Обсуждаются вопросы дифференциаль­ной диагностики. Особое внимание обращается на кататонию при расстройствах аутистического спектра (РАС) и необ­ходимость междисциплинарных диагностических подходов в установлении причины расстройства. В помощь педиатрам для выявления кататонических симптомов рекомендуется использование специальных опросников у всех пациентов с РАС.

Выводы. Значительная распространенность кататонических расстройств у пациентов с РАС определяет практиче­скую значимость их своевременной диагностики, поскольку для аутизма не найдены эффективные методы лечения, в то время как кататония значительно лучше поддается лечению, но плохо распознается.

Ключевые слова: Кататония, классификация, расстройство аутистического спектра.

(Для цитирования: Устинова Н. В. Кататония в рамках расстройств аутистического спектра: современные представления. Практическая медицина. 2019. Том 17, № 3, С. 28-32)

DOI: 10.32000/2072-1757-2019-3-28-32

N.V. USTINOVA

National Medical Research Center for Children’s Health, Moscow

Catatonia in the autism spectrum disorders: actual views

Contact details:

Ustinova N. V. — D. Sc. (medicine), Head of the Laboratory of Social Paediatrics and Quality of Life

Address: 2 Lomonosovskiy av., bld. 1, Moscow, 119991, Tel.: +7-915-033-85-09, E-mail: Ust-doctor@mail. ru

Purpose. The paper describes actual views on catatonia within the autism spectrum disorders (ASD).

Materials and methods. The author analyzed 43 foreign research articles on catatonia and autism issues (from 2000 to 2018).

Results. It is shown that in the recent year’s catatonia has been conceptualized as a separate diagnostic cluster registered in the modern diagnostic classifications. The issues of differential diagnosis are discussed. Special attention is paid to catatonia in ASD and the necessity for interdisciplinary diagnostic approaches to find out the cause of the disorders. To help pediatricians to identify catatonic symptoms, the use of special questionnaires for all patients with ASD is recommended.

Conclusion. The significant prevalence of catatonic disorders in patients with ASD determines the practical importance of their timely diagnosis, since no effective treatment methods have been found for autism, while catatonia is much better treatable but poorly recognized.

Key words: Catatonia, classification, autism spectrum disorders.

(For citation: Ustinova N. V. Catatonia in the autism spectrum disorders: actual views. Practical Medicine. 2019. Vol. 17, № 3, P. 28-32)

После описания K. Kahlbaum кататонии как ти­пового психомоторного расстройств, оно было кон­цептуализировано E. Kraepelin, а затем Е. Bleuler в качестве одного из синдромов шизофрении. Однако уже в конце прошлого века кататония стала рас­сматриваться как относительно независимый диа­гностический кластер двигательно-поведенческих

Нарушений, обусловленных широким кругом пси­хопатологических, неврологических, метаболиче­ских, иммунологических и токсикологических рас­стройств.

Особого внимания заслуживает кататония при расстройствах аутистического спектра (РАС) в дет­ском возрасте. В отечественной классификации

Аутизма был выделен вид — «детский аутизм про­цессуальный с кататоническими и кататоно-регрес — сивными расстройствами» [1]. В клинических реко­мендациях «Расстройства аутистического спектра: диагностика, лечение, наблюдение» описываются формы РАС с преимущественно кататонической симптоматикой («инфантильный психоз», «атипич­ный детский психоз эндогенный», «психотические синдромальные формы атипичного аутизма») [2]. Базовым подходом к лечению РАС в отечественной психиатрии является назначение нейролептиче­ской терапии при вышеуказанных, так называемых «психотических формах детского аутизма» [2].

Цель исследования — обозначить современные представления о кататонии в рамках расстройств аутистического спектра.

Материал и методы

В статье представлен обзор результатов зару­бежных научных исследований, посвященных ката­тонии, за период 2000-2018 гг. Проанализированы критерии расстройства, принятые в международ­ных диагностических классификациях (МКБ-10, DSM-5). Проведен поиск научных статей по указан­ной проблематике с использованием ключевых слов («кататония», «аутизм») в основных международ­ных базах данных: WebofScience, Scopus, PubMed. В окончательный анализ вошли 69 статей.

Результаты

Феноменология и классификация

В начале этого века для диагностики кататони­ческого синдрома необходимо было наличие не менее трех из следующих одиннадцати симптомов: обездвиженность/ступор, мутизм, негативизм, оп­позиционность, застывания, каталепсия, пассивная подчиняемость, эхо-феномены, ригидность, верби — герации и аутизм [3]. Такое разнообразие симпто­матики привело даже к использованию термина «ка­татонический спектр» [4]. Кататонию по-прежнему в большей степени связывают с шизофренией, хотя она чаще является следствием аффективных рас­стройств [5, 6, 7, 8, 9].

Выделяют кататонию с заторможенностью, кото­рая характеризуется неподвижностью, мутизмом, фиксацией взора, ригидностью, а также менее рас­пространенную кататонию с возбуждением, при ко­торой отмечаются ажитация, гримасничанье, сте­реотипии и эхо-феномены [10]. Кроме того, часто различают незлокачественный и злокачественный тип расстройства [4]. Характерными признаками малигнизации кататонии являются лихорадка и массивные вегетативные нарушения, как это бы­вает при фебрильной кататонии и злокачественном нейролептическом синдроме.

В DSM-5 кататония представлена в 4 основных ипостасях: 1) кататония как вторичное расстрой­ство в рамках общего соматического заболевания, распознавание которой определяется наличием, по крайней мере, 3 из представленных 12 сим­птомов; 2) кататония как признак (спецификатор) определенных психотических расстройств: шизо — френоформного расстройства, шизоаффективно­го расстройства, краткосрочного психотического расстройства и психотического расстройства, ин­дуцированного приемом психоактивных веществ; 3) кататония как признак (спецификатор) дру­гих психических расстройств (нарушений нервно­психического развития, аффективных нарушений и пр.); 4) неуточненная кататония (not otherwise specified — «NOS»), не относящаяся к трем первым и позволяющая проводить быструю синдромальную диагностику без идентификации основного заболе­вания во всем диапазоне психических нарушений для скорейшего начала специфического лечения [11, 12, 13].

Перечень 12 симптомов кататонии в DSM-5:

1. Каталепсия (пассивное возникновение поз, со­храняемых против силы тяжести).

2. Восковая гибкость (незначительное и равно­мерное сопротивление попыткам изменения позы сторонним наблюдателем).

3. Ступор (отсутствие психомоторной активности и реакции на окружающую среду).

4. Ажитация, не связанная с внешними раздра­жителями.

5. Мутизм (отсутствующая или минимальная вер­бальная реакция).

6. Негативизм (оппозиционность или отсутствие всякого отклика на обращение и другие внешние раздражители).

7. Застывания (спонтанное и активное удержива­ние позы против силы тяжести).

8. Причудливая манерность (карикатурное паро­дирование обычных действий).

9. Стереотипии (повторяющиеся нецелевые дви­жения).

10. Гримасничание.

11. Эхолалия.

12. Эхопраксия.

Предложенные в DSM-5 изменения подвергались критике как на этапе подготовки, так и после выхо­да классификации [14, 15]. В частности, указыва­лось на отсутствие критериев продолжительности расстройства, на то, что кататония в рамках обще­соматического заболевания и неуточненная ката­тония (NOS) в клинической практике могут пере­крываться, а сам диагноз неуточненной кататонии не будет способствовать поиску основного заболе­вания. Высказывалось убеждение, что кататония в качестве спецификатора других психических рас­стройств лишь усиливает путаницу, ее лучше рас­сматривать как уникальный независимый синдром с собственным кодом, который может быть составной частью других клинических форм [16]. Находились авторы, которые считали избыточным и преждев­ременным расширенный охват в DSM-5 психомо­торных расстройств в качестве кататонии, ссылаясь на отсутствие установленных механизмов возник­новения состояния и размытостью его клинических границ [15].

Следует отметить, что развернутая симптомати­ка в виде полного кататонического ступора или ка­талептического возбуждения встречается редко, у большинства пациентов отмечаются стертые прояв­ления, которые можно легко пропустить без долж­ной настороженности [6]. Оставаясь нераспознан­ными, они несвоевременно лечатся, что угрожает развитием потенциально смертельных осложнений [10, 17, 18, 19]. К тому же полный набор симптомов кататонии практически никогда не присутствует у одного пациента. При этом неподвижность и мутизм являются наиболее распространенными признака­ми, и их наличие должно побуждать к активному поиску менее выразительных проявлений катато­нии.

При целенаправленном диагностическом поиске симптомы кататонии обнаруживаются более чем в 10% случаев острого психотического расстройства. Для верификации диагностических оценок реко­
мендуется лоразепамовый тест, который при поло­жительном ответе характеризуется заметной, хотя и временной редукцией симптоматики [4, 14, 16].

Сама патофизиология кататонии до сих пор пло­хо изучена, и неясно, могут ли различные сочета­ния клинических признаков отражать различие, лежащих в их основе механизмов [10]. По мне­нию большинства авторов, кататония характери­зуется типовыми проявлениями вне зависимости от клинического контекста, а различия в реакции на терапию связывают больше с ассоциированным психическим расстройством, чем с конкретным на­бором представленных симптомов [4, 12, 20]. При этом более молодой возраст положительно корре­лирует с лучшим откликом на терапию [21].

Появление в DSM-5 категории «неуточненная кататония», вне диагноза основного психотическо­го, аффективного или соматического расстройства, способствует идентификации детской кататонии, которая может возникать за пределами этих рас­стройств [22].

Дифференциальная диагностика

В плане дифференциальной диагностики ката­тонических расстройств следует иметь в виду не­сколько сходных состояний.

Экстрапирамидные побочные эффекты, вы­званные как типичными, так и атипичными антип­сихотическими препаратами, могут напоминать некоторые проявления кататонии. И наоборот, неподвижность кататонических пациентов может ошибочно восприниматься как дистония, а психо­моторное возбуждение представляться акатизией. Поэтому у пациентов, получающих антипсихоти­ческие препараты, необходимо проявлять особую осторожность при оценке психомоторных проявле­ний, чтобы гарантировать точность диагностики. Трансформацию экстрапирамидных побочных эф­фектов в кататоническую нейролепсию подтвер­дить не удалось [23].

Злокачественный нейролептический синдром (ЗНС) представляет собой опасную для жизни ре­акцию на антипсихотическое лечение, при котором у пациентов развиваются ригидность, мутизм и на­рушения сознания онейроидного типа с тенденци­ей к переходу в аменцию; характерны диафорез, нестабильность гемодинамических показателей и лихорадка неправильного типа с отсутствием эф­фекта от жаропонижающих средств. Разнообраз­ные вегетативные и неврологические проявления помогают отличить этот синдром от неосложненной кататонии. Но иногда ЗНС клинически неотличим от фебрильной (летальной) кататонии, и опорным пунктом дифференциальной диагностики является предшествующее антипсихотическое лечение.

Часть исследователей предполагают единое про­исхождение обоих этих расстройств, указывая сре­ди прочих доказательств на примерно одинаковый терапевтический отклик на бензодиазепины и ЭСТ [4, 24, 25]. Расстройством одного спектра с ЗНС считается также экстрапирамидно-кататонический синдром, индуцированный приемом нейролептиков (neuroleptic-inducedcatatonia) и часто предшествую­щий злокачественной нейролепсии [23].

Эпилептический неконвульсивный статус имеет выраженное сходство с кататонией. В обоих случа­ях пациенты могут быть неподвижными, мутичными и ригидными, могут отказываться от еды и питья, проявлять негативизм при попытках обследования. Состояние сознания характеризуется различной степенью спутанности психических процессов от подобия оглушенности с онейроидными включе­ниями до сумерек и комы. Парциальная эпилепти­ческая симптоматика проявляется автоматизмами, нарушениями речи и расстройствами восприятия. Несмотря на вариабельность результатов ЭЭГ при эпилептическом неконвульсивном статусе, эти ис­следования имеют решающее значение для поста­новки правильного диагноза.

Акинетический мутизм сопровождается полным (или почти полным) отсутствием спонтанной речи и движений (при наличии физической возможности говорить и двигаться), из-за недостатка мотивации или влечения. Пациенты полностью сохраняют по­нимание окружающей действительности и визуаль­ное отслеживание источников звука. Очевидные признаки кататонии (негативизм и/или эхо-фено — мены) помогают различать два расстройства, но менее выразительные симптомы могут затруднять дифференциальную этих состояний [26]. В таких случаях назначение лоразепама может помочь в выявлении кататонии.

Синдром запертого человека обычно ассоцииру­ется с повреждениями вентральных отделов моста и приводит к афазии и почти полному параличу, включая мимическую и жевательную мускулатуру, в то время как моргание и вертикальные движения глаз сохраняются. Также сохраняются сознание и чувствительность и, в отличие от пациентов с ка­татонией, стремление к общению посредством мор­гания. Однако некоторые пациенты с синдромом запирания не могут моргать или двигать глазами. Как и у пациентов с кататонией, на ЭЭГ патологии часто не обнаруживается. В дифференциальной диагностике помогают находки аномального харак­тера при проведении магнитно-резонансной томо­графии и вызывании потенциалов ствола мозга.

Синдром скованного человека, аутоиммунное заболевание, проявляющееся прогрессирующей ригидностью мышц нижней части спины, наруше­ниями ходьбы, непроизвольными одновременными сокращениями мышц-агонистов и антагонистов. Характерен избыточный поясничный лордоз, соз­дающий впечатление вычурной позы. Нарастание симптоматики, обычно в условиях эмоционального стресса, может обездвиживать больных. В отличие от того, что наблюдается у пациентов с кататони­ей, пациенты с синдромом скованности не обнару­живают мутизма и часто жалуются на болезненные мышечные спазмы. При диагностической неопре­деленности помогает проведение серологической реакции к антителам GAD65.

Кататония и РАС

Современные исследования аутизма исторически отделены от кататонии в детском возрасте, хотя ка­татония и аутизм внешне имеют некоторые общие проявления: ступор, мутизм, эхолалия, речевые и поведенческие стереотипии, вычурные засты­вания, гримасничание, причудливая манерность, ажитация и пр. [27, 28]. Схожесть симптоматики между кататонией и аутизмом нередко порождает диагностические проблемы, в клинической практи­ке кататонические симптомы часто неверно интер­претируются как признаки РАС [29].

С другой стороны, историческая связь кататонии с шизофренией привела к недооценке частоты этих симптомов у пациентов с другими непсихотически­ми расстройствами и несвоевременному назначе­нию правильного лечения [30].

Кататонические особенности в детском и под­ростковом возрасте описываются в соответствии с критериями диагностики подобных расстройств у взрослых [31]. При этом у детей и подростков ха­рактерна более выраженная психомоторная регрес­сия и чаще, чем расстройство настроения, наблюда­ется шизофрения [32]. Высказывается убеждение, что появление новой категории «неуточненная ка­татония» в DSM-5 будет способствовать улучшению раннего распознавания и надлежащего лечения ка­татонии у детей и подростков без обязательного и немедленного диагностирования подлежащих пси­хотических, аффективных или общемедицинских заболеваний [22, 33].

Кататония, являясь относительно автономным синдромом, имеет более и менее специфические черты. Например, ступор, вычурные позы, восковая гибкость и негативизм более характерны для ката­тонии per se, чем для расстройства, в рамках кото­рого она протекает, тогда как менее острые сим­птомы: манерность, стереотипии и нарушения речи более специфичны для основного («рамочного») заболевания. Поэтому более специфическим ха­рактеристикам придают большее значение при по­становке диагноза кататонии, и они же в основном определяют необходимость проведения дополни­тельной терапии в лечении основного заболевания, иногда подменяя его целиком [6].

Кататония диагностируется примерно у одного из семи пациентов с аутизмом в подростково-юноше­ском возрасте [34]. Появление симптомов, связан­ных с ухудшением двигательной активности, на­рушением практических навыков, затруднениями ухода за собой, элементами вокализаций, должны активизировать диагностический поиск [35]. Хотя кататония при аутизме обычно ассоциируется с на­растающей социальной пассивностью, аберрант­ными языковыми расстройствами и ограниченным поведенческим репертуаром, встречаются случаи расстройств и при относительной сохранности ос­новных функций, включая вербальные взаимо­действия [36]. Признаками кататонии являются появление в клинической картине неожиданных прерываний действия с замиранием, увеличение повторяющихся движений и пауз перед началом действия, трудности с инициацией и завершением движений, неподвижность взора и длительное за­стывание в различных позах.

Поскольку кататония, возникающая в детском и подростковом возрасте, может возникать вне свя­зи с аутизмом и иметь выявляемую соматическую (органическую) основу, предлагаются междисци­плинарные диагностические стратегии для помощи педиатрам в установлении причины расстройства [37]. Базовые органические состояния выявляются более чем в 20% случаев, и их поиск оправдан тем, что некоторые из них предполагают специфические методы лечения (например, иммуносупрессорная терапия аутоиммунных состояний) [32].

Так как почти во всех описаниях аутизма под­черкивается наличие двигательных симптомов, ко­торые характерны и для кататонии, оценка этого вполне излечимого синдрома рекомендуется для всех пациентов с РАС. Минимальное обследование включает шкалу оценки кататонии [38], а для паци­ентов с выявленной кататонией — дополнительный тест на лоразепам [39].

Несмотря на отсутствие полноценной концепту­альной основы для ассоциирования аутизма и ка­татонии, у субъектов с нарушениями развития вы­деляют особую категорию аутистической кататонии с ранним началом [40]. Высказывается гипотеза о том, что аутизм может являться ранним проявлени­ем кататонии. Сходство между аутизмом и катато­нией находят в нарушениях функций ГАМК и в том, что гены восприимчивости обоих расстройств лока­лизованы на длинном плече 15-й хромосомы. Таким образом, различия между аутизмом и кататонией по времени возникновения расстройств, основным клиническим проявлениям и течению болезни, по мнению некоторых авторов, не исключают общно­сти их генетической природы [41], что определяет целесообразность дальнейших исследований био­лого-генетических совпадений аутизма и катато­нии [35].

Другая точка зрения сводится к тому, что для РАС кататония является эпифеноменом или проявлени­ем сопутствующей патологии, которая в большин­стве случаев имеет хронический характер, много­кратно усиливаясь в течение коротких промежутков времени [42].

Среди наиболее характерных двигательно-по­веденческих расстройств, связанных с аутизмом, принято называть стереотипии и самоповреждения. Поэтому тяжелые формы повторяющегося самопо — вреждающего поведения следует рассматривать как кататоническую стереотипию с телесными по­вреждениями [43]. Нарастание кататоноподобных расстройств в подростковом возрасте ассоцииру­ется с предшествующей пассивностью социальных взаимодействий и нарушениями экспрессивной речи [44].

Установлено, что лица с РАС подвержены боль­шему риску кататонии, чем дети с нарушениями обучения и специфическими расстройствами раз­вития речи, значительно реже эти расстройства встречались у детей с нормативным развитием. Тенденция к послаблению симптоматики с возрас­том положительно коррелирует с характеристиками интеллекта и наблюдается преимущественно у лиц с показателями IQ 70 и выше [45].

Выводы

Понимание взаимосвязи между аутизмом и ката­тонией является важным и в патогенетическом, и в феноменологическом, и в терапевтическом аспек­тах. При аутизме отсутствуют эффективные методы лечения, а кататония считается излечимой, но пло­хо распознаваемой патологией.

Устинова Н. В.

Https://orcid. Org/0000-0002-3167-082X

ЛИТЕРАТУРА

1. Башина В. М. Аутизм в детстве. — М.: Медицина, 1999. — 236 с.

2. Симашкова Н. В., Макушкин Е. В. Расстройства аутистического спектра: диагностика, лечение, наблюдение: клинические реко­мендации (протокол лечения). — М. — 50 с.

3. Peralta V., Cuesta M. J. Motor features in psychotic disorders. II. Development of diagnostic criteria for catatonia // Schizophrenia Research. — 2001. — Vol. 47. — P. 117-126.

4. Taylor M. A., Fink M. Catatonia in psychiatric classification: a home of its own // Am J Psychiatry. — 2003, Jul. — Vol. 160. — №. 7. — P. 1233-1241.

5.Pommepuy N., Januel D. Catatonia: resurgence of a concept. A review of the international literature // Encephale. — 2002, Nov-Dec. — Vol. 28 (6 Pt 1). — P. 481-492.

6. Rajagopal S. Catatonia // Advances in Psychiatric Treatment. — 2007. — Vol. 13. — № 1. — P. 51-59.

7. Ungvari G. S., Caroff S. N., Gerevich J. The catatonia conundrum: evidence of psychomotor phenomena as a symptom dimension in psychotic disorders // Schizophr Bull. — 2010, Mar. — Vol. 36 (2). — P. 231-238.

8. Medda P., Toni C., Luchini F. et al. Catatonia in 26 patients with bipolar disorder: clinicalfeatures and response to electroconvulsive therapy // Bipolar Disord. — 2015, Dec. — Vol. 17 (8). — P. 892-901.

9. Appiani F. J., Castro G. S. Catatonia is not schizophrenia and it is treatable // Schizophr Res. — 2018, Oct. — Vol. 200. — P. 112-116.

10. Rasmussen S. A., Mazurek M. F., Rosebush P. I. Catatonia: Our current understanding of its diagnosis, treatment and pathophysiology // World J Psychiatry. — 2016, Dec. — Vol. 6 (4). — P. 391-398.

11. Tandon R., Heckers S., Bustillo J. et al. Catatonia in DSM-5 // Schizophr Res. — 2013, Oct. — Vol. 150 (1). — P. 26-30.

12. Luchini F., Bartolommei N., Benvenuti A. et al. Catatonia from the first descriptions to DSM 5 // Journal of Psychopathology. —

2015. — Vol. 21. — P. 145-151.

13. Gazdag G., Takacs R., Ungvari G. S. Catatonia as a putative nosological entity: A historical sketch // World J Psychiatry. — 2017, Sep 22. — Vol. 7 (3). — P. 177-183.

14. Rosebush P. I. Mazurek M. F. Catatonia and its treatment // Schizophr Bull. — 2010, Mar. — Vol. 36 (2). — P. 239-242.

15. Ungvari G. S. Catatonia in DSM 5: controversies regarding its psychopathology, clinical presentation and treatment response // Neuropsychopharmacol Hung. — 2014, Dec. — Vol. 16 (4). — P. 189-194.

16. Fink M. Catatonia from its creation to DSM 5: considerations for ICD // Indian J Psychiatry. — 2011. — Vol. 53. — P. 214-217.

17. Clark T., Rickards H. Catatonia. 1: History and clinical features // Hosp Med. — 1999, Oct. — Vol. 60 (10). — P. 740-742.

18. Braunig P., Kruger S. [Catatonia] // Psychiatr Prax. — 2005, Apr. — Vol. 32, Suppl 1. — P. S7-24 [Article in German].

19. Madigand J., Lebain P., Callery G., Dollfus S. Catatonic syndrome: From detection to therapy. Encephale. — 2016, Aug. — Vol. 42 (4). — P. 340-345.

20. Van den Ameele S., Sabbe B., Morrens M. [Characteristics of catatonia in schizophrenia and mood disorders] // Tijdschr Psychiatr. — 2015. — Vol. 57(2). — P. 94-98 [Article in Dutch].

21. Swain S. P., Behura S. S., Dash M. K. The Phenomenology and Treatment Response in Catatonia: A Hospital Based Descriptive Study // Indian J Psychol Med. — 2017, May-Jun. — Vol. 39 (3). — P. 323-329.

22. Dhossche D. M., Wilson C., Wachtel L. E. Catatonia in childhood and adolescence: Implications for the DSM-5 // Primary Psychiatry. — 2010. — Vol. 17 (4). — P. 35-39.

23. Lee J. W. Neuroleptic-induced catatonia: clinical presentation, response to benzodiazepines, and relationship to neuroleptic malignant syndrome // J Clin Psychopharmacol. — 2010, Feb. — Vol. 30 (1). — P. 3-10.

24. Mann S. C., Auriacombe M., Macfadden W. et al. [Lethal catatonia: clinical aspects and therapeutic intervention. A review of the literature] // Encephale. — 2001. — Vol. 27. — P. 213-216 [Article in French]

25. Asztalos Z., Egervari L., Andrassy G. et al. [Catatonia and neuroleptic malignant syndrome in view of a psychopathological and pathophysiological overlap: a brief review] // Neuropsychopharmacol Hung. — 2014, Mar. — Vol. 16 (1). — P. 19-28 [Article in Hungarian].

26. Muqit M. M., Rakshi J. S., Shakir R. A., Larner A. J. Catatonia or abulia? A difficult differential diagnosis // Mov Disord. — 2001. — Vol. 16. — P. 360-362.

27. Dhossche D. M., Reti I. M., Wachtel L. E. Catatonia and autism: a historical review, with implications for electroconvulsive therapy // J ECT. — 2009, Mar. — Vol. 25 (1). — P. 19-22.

28. Grover S., Chauchan N., Sharma A. et al. Symptom profile of catatonia in children and adolescents admitted to psychiatry inpatient unit // Asian J Psychiatr. — 2017, Oct. — Vol. 29. — P. 91-95.

2014, Mar. — 28 (3). — P. 205-215.

29. Mazzone L., Postorino V., Valeri G., Vicari S. Catatoniain patients with autism: prevalence and management // CNS Drugs. — 30. Spysschaert Y., Dhossche D., Sienaert P. [Catatoniain child hoodand adolescence: obstacles to diagnosis and treatment] // Tijdschr Psychiatr. — 2016. — Vol. 58 (5). — P. 371-379. [Article in

Dutch].

31. Takaoka K., Takata T. Catatonia in childhood and adolescence //

PSychiatry Clin Neurosci. — 2003, Apr. — Vol. 57 (2). — P. 129-137.

32.Benarous X., Raffin M., Ferrafiat V. et al. Catatoniain children and adolescents: New perspectives // Schizophr Res. — 2018, Oct. — Vol. 200. — P. 56-67.

33. Dhossche D., Goetz M., Gadzag G., Sienaert P. New DSM — 5 category unspecified catatonia is a boost for pediatric catatonia: review and case reports // Neuropsychiatry. — 2013. — Vol. 3 (4). — P. 401-410.

34. Dhossche D. M., van der Steen L. F., Shettar S. M. [Catatonia in autism spectrum disorders: review and case-report] // Tijdschr Psychiatr. — 2015. — Vol. 57 (2). — P. 89-93 [Article in Dutch].

35. Kakooza-Mwesige A., Wachtel L. E., Dhossche D. M. Catatonia in autism: implications across the life span // Eur Child Adolesc Psychiatry. — 2008, Sep. — Vol. 17 (6). — P. 327-335.

36. Bozkurt H., Mukaddes N. M. Catatonia in a child with autistic disorder // Turk J Pediatr. — 2010, Jul-Aug. — Vol. 52 (4). — P. 435-438.

37. Lahutte B., Cornic F., Bonnot O. et al. Multidisciplinary approach of organic catatonia in children and adolescents may improve treatment decision making // Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. — 2008, Aug 1. — Vol. 32 (6). — P. 1393-1398.

38.Sienaert P., Rooseleer J., De Fruyt J. Measuring catatonia: a systematic review of rating scales // J Affect Disord. — 2011, Dec. — Vol. 135 (1-3). — P. 1-9.

39. Fink M., Taylor M. A., Ghaziuddin N. Catatonia in autistic spectrum disorders: a medical treatment algorithm // Int Rev Neurobiol. — 2006. — Vol. 72. — P. 233-244.

40. Hare D. J., Malone C. Catatonia and autistic spectrum disorders // Autism. — 2004, Jun. — Vol. 8 (2). — P. 183-195.

41. Dhossche D. M. Autism as early expression of catatonia // Med Sci Monit. — 2004, Mar. — Vol. 10 (3). — P. RA31-39. — Epub 2004, Mar 1.

42. Ohta M., Kano Y., Nagai Y. Catatonia in individuals with autism spectrum disorders in adolescence and early adulthood: a long-term prospective study // Int Rev Neurobiol. — 2006. — Vol. 72. — P. 41-54.

43. Wachtel L. E., Dhossche D. M. Self-injury in autism as an alternate sign of catatonia: implications for electroconvulsive therapy // Med Hypotheses. — 2010. — Vol. 75 (1). — P. 111-114.

44. Wing L., Shah A. A systematic examination of catatonia-like clinical pictures in autism spectrum disorders // Int Rev Neurobiol. — 2006. — Vol. 72. — P. 21-39.

45. Stoppelbein L., Greening L., Kakooza A. The importance of catatonia and stereotypies in autistic spectrum disorders // Int Rev Neurobiol. — 2006. — Vol. 72. — P. 103-118.

УДК 331.44

С.В. ШПОРТ, М. Ю. БЕЛЯКОВА, А. П. МАКУРИНА

Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, г. Москва

antfiksa

Share
Published by
antfiksa

Recent Posts

ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Внутрибольничные инфекции - это любое инфекционное заболевание (состояние), лечебно-профилактическом учреждении. Инфекция Считается Возникшее Внутрибольничной, если…

3 месяца ago

УРОВНИ ДОКАЗАТЕЛЬНОСТИ И ГРАДАЦИЯ РЕКОМЕНДАЦИЙ

Все требования, предъявляемые настоящими методическими рекомендациями, основаны на результатах научных исследований и Учитывают требования законодательства…

3 месяца ago

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ

Целью ЭН Является сбор, описание и интерпретация данных, на основе которых можно выявить причины развития…

3 месяца ago

Сбор данных о знаменателях

Для корректного сопоставления данных, необходимо выбрать соответствующие знаменатели для расчета показателей. Существует строгое правило, согласно…

3 месяца ago

Стратификация показателей частоты ИСМП

Оценка инцидентности ИСМП и их сравнение между различными группами пациентов внутри стационара, во времени или…

3 месяца ago

ОСОБЕННОСТИ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ИОХВ

ЭН за ИОХВ - систематический сбор информации о случаях ИОХВ и других исходах лечения хирургических…

3 месяца ago